МоваЯзык

/ Mamaclub

"Нормальное" и "ненормальное" развитие ребенка. Существуют ли такие понятия в принципе?

3.3т

Задумывались вы об этом или нет, но понятия «норма – не норма» неизбежно влияют на наши родительские стратегии. Ежедневно, ежечасно мы делаем свой выбор: как поступить по отношению к ребенку, в зависимости от того, что мы считаем нормальным для его развития. И это ежедневное принятие решений, глобальный выбор воспитательной стратегии делать было бы не так сложно, если бы не одно но. В голове мам и пап сегодня звучит слишком много голосов о том, как правильно воспитывать ребенка.

Катерина Мурашова, знаменитый детский и семейный психолог, недавно читала на эту тему большую лекцию. Недавно мы уже приводили фрагмент этой лекции о том, как затормозить развитие ребенка. Цитируем следующий фрагмент о том, что такое в принципе "нормальность". 

"Раньше было принято считать, что к году ребенок должен говорить несколько слов и хотя бы несколько предложений. К году! Это была норма. Более того, большинство детей, которых я видела в начале своей практики, в эту норму действительно вписывались. Действительно, годовалый ребенок говорил: «Мама. Папа. Дать. Пить. Уйди. Хочу». Ребенок в 1,5 года говорил предложениями. Моя собственная дочь в 1,5 года читала простые стихи. Дальше (я же не логопед и за нормой в этом вопросе не следила), ситуация все-таки менялась, и сейчас ко мне приходит масса детей, которые только в два года – в два?! – в два года говорят то же самое: «Мама. Папа. Дать. Пить. Хочу на ючки». Что это? Норма, не норма? Где, что случилось? Дети отупели? Что произошло? Родители перестали с ними заниматься? 25 лет назад занимались, а сейчас перестали?

Сколько-то месяцев задержки речи происходит из-за памперсов, это известно. Исследования проводились, правда, производители памперсов их задавили. Но не год же! Почему так происходит – понятно: запаздывают контрольные механизмы: ребенок с памперсами не должен вырабатывать этот волевой контроль, раз волевой контроль запаздывает, все остальное тоже запаздывает. Но я не думаю все-таки, что это год.

Дальше, что влияет еще? Что такое норма опять же? С одной стороны, наш мир вроде бы наращивает толерантность, наращивает идею о том, что «пусть расцветают все цветы», «пусть мы все будем учиться у людей с нарушениями развития», – вот оно всё славно и сладко. С другой стороны, мир наращивает скорость и обороты, соответственно, чем быстрее все это движется, тем больше процент детей, «не попадающих». Если раньше букварь проходили в течение года, то теперь этот букварь проходят в течение двух месяцев. Совершенно очевидно, что количество «не попавших» увеличивается. С одной стороны, мы декларируем все большее и большее принятие инаковости, принятие того, что еще некоторое время назад казалось не нормой. С другой стороны, мы наращиваем темпы, и чем быстрее крутится колесо, тем больше с него слетают. Я не знаю, есть сейчас этот аттракцион или нет, но во времена моего детства был такой аттракцион, он назывался «чертово колесо». Знаете его? На него садятся, и оно начинает раскручиваться. Чем быстрее оно раскручивается, тем больше людей вылетает. Единственный способ на нем остаться до конца аттракциона – это сесть в середину. Единственный человек остается – тот, кто сел в середину. Все остальные при определенном раскручивании вылетают. Так вот, колесо-то раскручивается, и все это видят, все это понимают. Нормы, как таковой, даже медицинской, вроде бы нет, но с другой стороны, все мы понимаем, что она есть. В этом зазоре мы с вами сегодня и попытаемся разобраться.

Что влияет? Во-первых, влияет то, где ребенок родился. куда он попал? Как жил славянский ребеночек? Все знают? До года в люльке, сверху белая тряпочка, чтобы мухи не кусали, туго запеленутый, ни ручкой, ни ножкой ни шевельнуть, в ротике – тряпочка с маковым жмыхом. Все проходящие качают люльку. То есть до года в трансе и под наркотиками. Это наши традиции, добро пожаловать, Россия встает с колен, можно вернуться.

Как жил африканский ребеночек? Родился, мама его вешает себе вперед или за спину, в два года специальный праздник – ребенка первый раз спускают на землю. Это не юмор, это этнографические традиции, есть работы, которые это изучали, например, прекрасная серия Академии наук – «Этнография детства». До двух лет ребенок был либо на матери, либо на родственниках, либо на этих домах на сваях он ползал по настилам. Чем объяснялось то, что наш ребеночек лежал в люльке, завернутый и под наркотиками? Просто, чтобы не мешал – он там лежал, и все нормально. Доставали его оттуда несколько раз в день, чтобы покормить, поменять пеленки. Чем объяснялось то, что африканца носили до 2-х лет? Тем, что у них там внизу ползают всякие смертельные гады. Если, например, его выпустить годовалым туда, когда он начинает ползать, то он потянется к какому-нибудь скорпиону ручкой, и – минус один младенец. В два года ему уже что-то можно объяснить, в этот момент его спускают и забывают о нем вообще.

Европейского ребеночка как раз в это время начинают развивать. Один из безумных кульбитов материнских чувств у нас как раз был связан с тем, что это тайное этнографическое знание про африканских младенцев пошло в массы и дальше там началось! Дело в том, что при таком способе содержания младенцев двухлетний африканский младенец был гораздо более развит, чем ребенок европейский. Понятно, почему – его носили, с ним все время разговаривали, он все видел, у него информации гораздо больше. Прослышав про это, славные европейцы, включая поздних СССР-цев, немедленно повесили себе эти кульки-слинги. Видимо, вообразили себе внизу тарантулов и начали их носить, зарабатывая позвоночные грыжи.

Дело в том, что если кто-то когда-то видел, как ходят африканки, то они понимают, что наши так не ходят и не могут, у них совершенно по-другому поставлено все. Бегущего африканца кто-нибудь видел наверняка – наши так не могут. Если наша мать доносила так ребенка до двух лет, ее можно уже класть в клинику спинальной хирургии. Африканкам можно, нашим – нет. Но когда и кого это останавливало, вы понимаете? Главное, чтобы ребеночек был счастлив.  

Дальше. Народоволец Богораз был народовольцем в конце XIX века, его не расстреляли, не повесили, а сослали в Сибирь. Богораз исследовал этнографию чукчей много-много лет. Это захватывающие работы, написанные хорошим русским языком. Народовольцы вообще были довольно образованные и умеющие думать – те, которые не успели убивать и которых не успели. Он жил и при советской власти, продолжал исследовать и продолжал издаваться. Он исследовал и этнографию детства, и очень его поражало, насколько чукотские дети ведут себя не так, как дети у современных ему русских. Чукотские дети более дикие, по мнению Богораза, жестокие, могли разрывать на кусочки маленьких зверьков, которых им приносили взрослые специально для этого. Представьте себе, у нас такое – что бы мы подумали? Мы бы подумали про психиатра в первую очередь.

Что происходило там? Дети просто готовились к тому, что их дальше ждет. Там взрослые умели зубами оленей своих кастрировать, чтобы вы понимали, на каком уровне все происходит. Дети готовились к тому, что их ждет, они готовились к той жизни. Богоразу тогдашнему и нам теперешним, чем это кажется – нормой, не нормой? Разумеется, не нормой. Но тогда для чукотских детей это была абсолютная норма, и взрослые это воспринимали как норму. Мы все время должны думать о контексте. У нас есть биология, и нам никуда от нее не деться. И у нас есть процесс очеловечивания, который происходит параллельно с реализацией каких-то биологических программ. Мы все время должны помнить о том, что этот процесс происходит не в джунглях, он происходит в совершенно конкретном контексте – в контексте семьи.


Диагнозы первого года

Если не брать всяких культурных и семейных изысков, то на что нам надо смотреть в варианте «норма – не норма»? Неврологические диагнозы первого года жизни – это очень важно. Я даже не знаю, как это сформулировать, чтобы это было маяковым. Почему они важны? Потому что они потом сыграют. О чем идет речь обычно? Мы не рассматриваем вариант грубых органических поражений головного мозга. Если оно есть, то это медицинская проблема, она медицинским образом решается. Но может быть нечто пограничное, что иногда сейчас пишут как СДВГ (Синдром дефицита внимания и гиперактивности), а чаще пишут как ПЭП (перинатальная энцефалопатия) или ППЦНС – перинатальное поражение центральной нервной системы.

О чем мы говорим? Мы говорим о том, что УЗИ головного мозга не выявляет грубых органических поражений. Но невролог видит несоответствие рефлексов возрастной норме, которая у него где-то там написана. И тогда он один из этих диагнозов, соответственно, ставит. Что это значит? Это обычно значит, что были какие-то перинатальные события: быстрые роды, трудные роды, кесаренок, ребенок-головастик, долгий безводный период – бесконечное количество всяких возможных патологий. И у нас в результате этого имеются микроорганические поражения головного мозга. Что это значит? Это значит, что часть нервных клеток попросту говоря, умерла, когда все это случилось. Сразу же пошел процесс восстановления «разрушенного народного хозяйства», то есть функции пораженных нервных клеток стали на себя брать другие нервные клетки.

Нервные клетки, как мы знаем, не восстанавливаются, но резерв там есть. Жизнь – процесс энергетический. На то, чтобы мне поднять этот фломастер, мне нужно затратить сколько-то джоулей энергии, это даже не психология, это даже не биология, это физика. Большинство из вас еще помнят, что энергия обозначается буквой Е. Е1 – это энергия нормального возрастного развития, которую нужно затратить на нормальное возрастное развитие, для того чтобы ребенок сел, встал, пошел, заговорил, на всё это нужна энергия. Это Е1. Но параллельно с развитием у нас идет восстановление «разрушенного народного хозяйства» у ребенка с перинатальным событиями – аксоны проросли, дендриты соединились в синапсы, на это тоже нужна энергия – это Е2. То есть мозги нашего ребенка с самого начала работают с двойной нагрузкой:Е1 + Е2. И это надо понимать.

Где это сыграет? В какой момент? В школе, конечно. При начальном обучении это сыграет по полной программе. Ребенок либо не может сидеть, либо не может собраться, либо отстает, либо недописывает диктанты, либо еще что-то такое делает. Причем здесь есть два типа нарушений – «гипо» и «гипер». В нервной системе есть два процесса: возбуждение и торможение, больше там, собственно, ничего нет. Если погибли структуры, в основном, ответственные за процесс торможения, то, что ребенку сложно сделать? Затормозиться. И мы получаем вот этого электровеника, у которого процессы возбуждения преобладают над процессами торможения. Он пошел, и дальше его только милиция остановит. Это те дети, за которыми надо бегать, те дети, у которых «синдром божьей коровки», очень характерная вещь: ребенок залезает вертикально на детской площадке на что-нибудь, и дальше его надо снимать. Это один вариант.

Если у ребенка погибли структуры, в основном, ответственные за процесс возбуждения, то ему что трудно сделать? Возбудиться, конечно. И мы получаем ребеночка, который сначала выглядит просто идеально – ты его посадишь… Недавно одна бабушка пришла, а у них электровеник. Она говорит: «Дочь у меня была совершенно идеальная, я, конечно, не привыкла, мне с внуком очень тяжело. Если дочь где-нибудь оставишь, то через несколько часов придешь, там ее и найдешь». Понятно, что тоже не совсем все хорошо. Эти вторые – «гипо», до школы всех устраивают. Ну и что, что он немножко медленнее других одевается, подумаешь? Подождать его можно. И только в школе вдруг выясняется, что что-то с ним не так. Обычно уже к середине второго класса под вопросом умственная отсталость, притом, что они абсолютно не умственно отсталые. Наоборот, у этих «гипо» очень серьезная социальная роль – они слушатели. Если вам рассказывают, например, такую историю: «Он любил ее еще в школе, но она не обращала на него внимания, потому что она была яркая, и у нее были гораздо более привлекательные поклонники из старших классов. Потом она вышла сразу замуж, неудачно, развелась, родила ребенка, потом еще раз вышла замуж. Все это время он продолжал ее ждать. И потом они случайно встретились на встрече одноклассников. И она уже поблекла, и у нее уже ребенок, и вдруг она поняла, что он ее по-прежнему любит. Они поженились и теперь они счастливы». Это про него, про «гипо» – это вот он ждал всё это время.

Неврастеник не стал бы ее ждать. Подростки собрались на тусовку. К утру все перепились, кто мог, соответственно, поимел личную жизнь, с утра выползают, плачутся в жилетку. Кому? Ей, «гипо». Она там сидит и всех выслушивает, всех по головке гладит, кого может. Ее чести ничего не угрожало, на предыдущем этапе вечеринки она никому не была нужна. Родителям не нравится, когда он 20 лет ее ждет, но еще меньше им нравится социальная роль «гипер», потому что эта социальная роль – пойти погибнуть на баррикадах. Это тот, кто побежит, тот, кто поведет, причем не лидер, а именно «гипер». Речь идет о том, что эти начальные события оказывают влияние на следующие этапы, не только на первый год жизни, но и на начальную школу. Поэтому когда мы говорим о норме и не норме, нам это надо очень серьезно иметь в виду.

Что мы еще должны серьезно иметь в виду? Развитие не является линейным. Мы не можем нарисовать одну такую линию, и на ней распределить мальчиков Петю и Сережу и девочку Свету. Мы не можем сказать, что Петя самый неразвитый, Света чуть-чуть поразвитей, и самый развитый у нас Сережа. Хотя зачастую так делают и родители, и педагоги, и даже психологи – это не имеет к реальности никакого отношения. Почему? Потому что у нас есть разные шкалы развития:

1. Интеллект, точнее, то, что мы считаем интеллектом. Под интеллектом понимают самые неожиданные вещи.

2. Физическое развитие – тоже очень понятная вещь. Один ребенок с трудом перешагивает через заборчик, а другой ребенок перепрыгивает его с вот таким запасом. Понятное дело, что физическое развитие второго лучше. Я имею в виду детей одного возраста.

3. Социальное развитие. Один ребенок может организовать игру, построить сверстников, раздать им роли. Другой ребенок ничего этого не может и вообще с трудом вписывается во взаимодействие со сверстниками. Или, например, может разговаривать только со взрослыми.

4. Эмоциональное развитие. Это умение считывать чувства других людей, также осознавать свои собственные чувства и менять свое поведение в соответствии с прочитанным.

Что такое норма? У нас есть один ребенок, назовем его Петей. Допустим, всем нашим ребятам по 8 лет. Петя, Сережа, Света. Мы приблизительно понимаем, что должен уметь делать ребенок в 8 лет. Мы знаем, какие у него должны быть успехи в школе, мы знаем его физические возможности – что может ребенок восьми лет, что он может перепрыгнуть, перелезть и так далее. Мы приблизительно знаем, как дети восьми лет играют, как они организуют свое социальное взаимодействие. Про эмоциональное мы мало, что знаем, почему-то этому не уделяется внимание совсем.

Вот наш Петя. Петю дискриминировали изначально, Петя плохо учится, он не очень усваивает программу, оценки у него оставляют желать лучшего. То, что мы склонны называть интеллектуальным развитием, у Пети нет. Но зато, как вы понимаете, где-то должна быть компенсация – наш Петя лупит всех подряд. И противостоять ему во дворе толком может только один мальчик, которому 12. То есть его физическое развитие выше нормы. Социальное развитие Пети близко к норме, потому что он достаточно хорошо выстраивает свои социальные роли дворового хулигана. К началу третьего класса, посредством Марии Петровны отчасти, у него закрепилась роль хулигана, и Петя с этим согласился. Он приблизительно представляет себе, у него хватает на это интеллекта, как ведут себя хулиганы, и так себя ведет, поэтому социальное развитие Пети где-то в пределах нормы. Эмоциональное развитие Пети никому неизвестно, потому что его восьмилетние эмоции никого не интересуют, кроме одной – его агрессивность. Надо думать, он отстает.

Дальше у нас Света. Света – хорошая девочка. Она не особенно сильна интеллектуально, но старается. Бывают такие девочки во втором классе. Если спросить Марь Петровну, то она скажет: «Все-таки повыше немножко нормы, потому что тетрадочки аккуратные, всегда ручку поднимает». Физическое развитие Светы – норма. Она хорошая астеническая девочка, не какой-то особенной силы, но все нормы, которые записаны у школьной медсестры , Светочка выполняет. Социальное развитие Светы хорошее, у нее есть две подружки, они вместе могут даже противостоять Пете. Он сразу троих поколотить боится. Они выходят и говорят: «Петя, какой ты плохой мальчик! Зачем ты так поступаешь? Не нужно хулиганить, Петя. Руки у тебя грязные, пойди, помой». Петя от этого сатанеет, но сделать сразу против трех Светочек ничего не может, поэтому социальное развитие Светы мы обозначим как хорошее. Про эмоциональное развитие Светы опять же никто ничего не знает. Она так стремится быть хорошей, она так стремится быть правильной, что свои чувства она не опознает совсем. Впрочем, чужие чувства она опознает, потому что от Марии Петровны зависит многое в ее благополучии. То есть все же отстает, но не так как Петя.

Теперь Сережа. С Сережей все сложнее. Сережу в три года научили читать по кубикам Зайцева. В пять он прочитал энциклопедию динозавров и еще год доставал всех латинскими названиями динозавров. Мама и папа гордились, говорили, что он, наверное, вундеркинд. Отдали в обучалку-развивалку, там он тоже всех задолбал своими динозаврами, но, поскольку интеллект у него хороший, реально хороший, он сам быстро понял, что хватит, и включился в крысиные гонки, вот эти обучально-развивальные. То есть задолго до школы он включился в эти гонки, поэтому все, кто наблюдает восьмилетнего Сережу (который прочитал «Мастера и Маргариту», родители подсунули, Сережа прочитал), все гордятся. Соответственно, он серьезно выше нормы интеллектуально. Физическое развитие Сережи слабенькое, потому что некогда было – он не лазил никуда. Петю он боится просто до безумия. По тому анекдоту про пролетария и интеллигента на Арбате, знаете? Идет по Арбату интеллигент в шляпе, а навстречу ему пролетарий в кепке, и что-то лицо интеллигента пролетарию не понравилось, пролетарий ему говорит: «А ты чего тут?» И бац, ему в морду. Ну, интеллигент хоп, и откинулся. А пролетарий пошел дальше. Интеллигент остался лежать в луже, навзничь, лежит он, смотрит вверх, а там такое небо серое, как сегодня, дождик капает. Он лежит и думает: «Действительно, и чего я здесь?»

Сережа все время чувствует возможность стать героем этого анекдота. Конечно, он еще не осознает этого, ему всего восемь, но он чувствует. Что касается социального развития Сережи, он прекрасно общается со взрослыми – он может рассказать, он достаточно вежлив, то есть общение Сережи со взрослыми прекрасно. Общение Сережи со сверстниками намного-намного хуже – сверстникам не интересно с ним. Он предлагает себя, он не умеет предлагать ничего другого, кроме себя. Взрослым Сережа очень нравится, сверстникам – нет. Слышать и понимать их он не умеет. Родители говорят, что они его не понимают, потому что Сережа вундеркинд, а эти всё «понаехали». Поэтому социальное развитие Сережи, увы, ниже нормы. Эмоциональное развитие Сережи. А мы опять про него ничего не знаем, потому что наш Сережа никогда не сталкивался с тем, что чувства могут играть как ресурс. Он всегда знал, что интеллект может играть как ресурс, ему это рано объяснили. Поскольку он не дурак, он догадывается, что физическое развитие тоже могло бы играть, он Петино превосходство понимает. Социальное он тоже понимает, он понимает, что со сверстниками у него не складывается, но что с этим сделать, он не знает. Что чувства могут быть ресурсом, он вообще не в курсе, ему об этом никто никогда не говорил, поэтому он где-то с остальными, ниже нормы.

Наверняка у половины зала возник вопрос: «Что же это они у вас все такие убогие?». Рассказываю историю. Эта история произвела на меня колоссальное впечатление, я ее помню до сих пор. Когда я училась еще на психолога, это было много лет назад, психология развивалась бурными темпами, потому что Россия открылась миру, и к нам приехали много-много варягов, которые просвещали нас. Я со всеми ходила, просвещалась. Кроме того, они нам помогли материально, на деньги каких-то сахарных спонсоров у нас в Петербурге открыли первый садик для детей с отклонениями развития. Причем там были и обычные дети. Мою группу повели туда на практику. Нам до этого объяснили, как нужно общаться с этими детьми, дали какие-то базовые знания.

И вот сам сад. Большое помещение, на полу ковер, много игрушек, причем игрушек таких – вам это сейчас всё по барабану, вы изобильно живете, а я таких игрушек никогда не видела, ни я, ни мои дети – какие-то большие мягкие кубики, всё яркое, всё эргономичное. А там внизу на ковре дети. Я не могу сказать, что я до этого не видела детей с нарушениями развития, конечно, видела, но столько сразу, подозреваю, что нет. Причем я уже была зрелым человеком, у меня второе высшее образование психологическое. Первое – биологическое. Я была взрослым человеком с двумя детьми, но всё равно. Кто-то там куда-то ползет, у кого-то судороги, кто-то сидит и головой куклы колотит по полу, парочка детей с синдромом Дауна бегает, еще что-то такое. Я поняла, что я к этому не особенно подготовлена. Мои коллеги начали пытаться коммуницировать с этими детьми. Я тоже попыталась коммуницировать с тем ребенком, который колотил куклой, отдавая себе при этом отчет, что мне жалко куклу, что я пытаюсь его отвлечь, потому что кукла хорошая, дорогая, ни у меня, ни у моих детей таких не было. Если в этом отдавала себе отчет я, то, разумеется, ребенок почувствовал, в ком я заинтересована. Естественно, коммуникация со мной была ему совершенно не в радость, он заорал, оттолкнул меня и еще интенсивнее начал колотить… То есть ему стало хуже. Я это, естественно, увидела и поняла, что лучше вариант «не навреди». Я в том виде, в котором я есть, не показана к коммуникации с детьми, которые и так имеют очень серьезные проблемы.

Кроме того, я – астматик, сами понимаете, я не взяла ингалятор. Я чувствую, меня накрывает, выйти я не знаю как, я встала к стенке, роста, как видите, я большого. Я встала к стенке, я смотрю, у них в группе есть раковина, я думала: «Если я сейчас подойду и холодной водой умоюсь, будет ли это нарушением каких-то правил?» Стою, стараюсь смотреть поверх, на игрушки, чтобы не видеть всего. Вдруг снизу меня кто-то дергает за штаны. Я смотрю туда, там стоит крошечная девочка-даун, маленькая совсем. Дело в том, что они в росте отстают, поэтому сколько ей лет, я и сейчас не знаю. Может быть ей было три, может быть, ей было четыре, может быть, ей было пять – не знаю, но крошечная. Я вспомнила, что когда нам представляли детей, ее называли Настей. Она стоит, причем дауны обычно улыбаются, а эта не улыбается, она смотрит на меня абсолютно серьезно снизу вверх. Я думаю: «Разговаривает она, не разговаривает? Понимает она что-нибудь, не понимает?» Я изображаю крокодильскую улыбку, знаю, что к детям нужно сесть, нас этому учили. Я думаю, сейчас сяду и завалюсь, только напугаю ребенка. Поэтому сверху вниз на нее смотрю, соответственно, говорю: «Что тебе, Настенька?» Она на меня абсолютно серьёзно смотрит некоторое время, изучающее, а потом говорит: «Худо, тетя, дя?» Меня аж повело! Я молчу. А что тут скажешь? Она видит, я не реагирую. Тогда она берет руку, выплевывает на нее конфетку, я подозреваю, это кто-то из наших дал, сейчас таких вещей нельзя делать – тогда все было можно. И говорит: «Ня, тетя, пососи!».

Теперь давайте посмотрим, что сделал этот ребенок с синдромом Дауна. Среди группы незнакомых ему взрослых людей этот ребенок вычислил человека, которому плохо, то есть она прочитала чувства незнакомого человека, просканировав незнакомых в пространстве, эмоционально просканировав, ведь интеллектуально, как мы знаем, дауны серьезно отстают. Дальше она приняла решение вмешаться в ситуацию, то есть не просто прочитала, но и приняла решение пойти и что-то попытаться сделать с этим – человеку плохо, пойти, что-то сделать. Дальше она подумала, что же можно сделать, раз человеку плохо, и сделала доступный ее мозгам выбор: конфетка вкусная, ей, Насте, конфетка нравится, ей хорошо, когда она сосет конфетку. Поэтому если отдать человеку свою конфетку, то, скорее всего, ему тоже станет лучше. и его состояние улучшится. Вы много знаете четырехлетних детей без синдрома Дауна, которые на такое способны? Я ни одного, если честно. Что мы имеем? Настенька серьезно слаба интеллектуально, дети с синдромом Дауна плохо развиты физически. Социализация Настеньки находится в пределах нормы, она вписана в свою группу, где она находится. Ее эмоциональный интеллект остальным и не снился. Вот так.

Где мы ищем нормы? – Это характерно для всех детей с синдромом Дауна? – Для многих. У них компенсаторное эмоциональное развитие, они считывают эмоции, если их принимают, то очень настроены. Они настроены на эмоциональное состояние других людей. Если это поощрять, то оно развивается очень мощно и могуче. Почему те, кто с ними общается, говорят, что очень позитивно с ними общаться? Они отдают, они настраиваются на другого человека и с ним позитивно взаимодействуют. Они не очень понимают какие-то интеллектуальные посылы, а ответную эмоцию, обратную связь, типа «ты мой хороший!» они понимают прекрасно и как бы готовы работать на это. Что мы из этого можем сказать про нормы? Фактически ничего. Все время надо помнить, что развитие не однолинейно. Что-то мы фиксируем – мы здесь зависаем. А остальное все тоже существует. Собственно, что-то определяет наш карьерный рост, еще что-то. Физически развитый человек очень хорошо себя чувствует физически, социальный человек чувствует себя принятым и на месте – это ощущение человека на своем месте. Эмоциональный интеллект дает это ощущение, что мало того, что я в мире на месте, еще и мир ко мне хорошо относится. Вот это счастье.
 

Жми! Подписывайся! Читай только лучшее!

Читайте все новости по теме "Календарь развития" на OBOZREVATEL.

0
Комментарии
0
0
Смешно
0
Интересно
0
Печально
0
Трэш

Блоги медицины

Новости медицины