МоваЯзык

/ Здоровое питание

Украинцы все чаще умирают от сердечно-сосудистых заболеваний: как решить проблему – в интервью президента Ассоциации диетологов

По данным Государственной службы статистики Украины, в 2020 году от сердечно-сосудистых заболеваний умерло 408 721 человек, что составило 66% от общего количества смертей. За следующие 10 лет мы потеряем еще 4 миллиона населения, если не будут созданы действенные механизмы противодействия влиянию нездорового питания, курения, злоупотребления алкоголем и низкой физической активности на возникновение и прогрессирование болезней, которые приводят к инфарктам, инсультам и в большинстве случаев преждевременной смертности в нашей стране.

Как повлиять на ситуацию, уменьшить смертность украинцев, что запретить и возможно ли это вообще в нашей стране OBOZREVATEL рассказал президент Ассоциации диетологов Украины, автор национальных рекомендаций по здоровому питанию, кандидат медицинских наук, доцент Олег Швец.

Что вы можете сказать о рекомендации ВОЗ о запрете трансжиров? Какими могут быть последствия?

– Недавно появился законопроект, который подали 55 народных депутатов Украины. В нем говорится о запрете использования пальмового масла в детском питании. Авторы проекта объясняют, что предлагают способ реализации стратегии Всемирной организации здравоохранения по изъятию трансжиров из состава пищевых продуктов до 2023 года. Но эта история напоминает выражение бывшего народного депутата Юрия Михальчишина со сравнением обычного стула с электрическим. Надо строго ограничивать содержание трансжиров (электрический стул), употребление которых вызывает атеросклероз сосудов, но запрет пальмового масла не приведет к уменьшению риска заболеваний и имеет аналогию с преследованием обычной мебели.

Статистика смертности от заболеваний, вызванных атеросклерозом, обеспечивает Украине печальное место среди худших по этому показателю стран Европы. Конечно, подобные болезни возникают не только вследствие употребления трансжира – наследственность, избыточный вес, курение, высокое давление также имеют существенное влияние. Но и трансжир отдельно, если ориентироваться на обоснование первого закона с его фактического запрета (принят в Дании в 2002 году), может убивать в нашей стране около 14 000 человек ежегодно. То есть, если бы мы приняли закон о строгом ограничении трансжиров 10-15 лет назад, были бы спасены жизни многих украинцев.

– Объясните, пожалуйста, почему именно трансжиры представляют такую опасность?

– Что такое трансжиры? Это растительное масло, любое, не только пальмовое, в которое искусственно добавлен водород и которое становится твердым при комнатной температуре. Если человек его употребляет длительное время, у него меняется жировой состав крови, сосуды становятся более узкими за счет образования там атеросклеротических бляшек. Это приводит к инфарктам, инсультам и люди намного раньше умирают.

Место смертности от сердечно-сосудистых заболеваний остается главенствующим с большим отрывом, при наличии других значительных причин, таких как онкология, последствия Чернобыля, война и другие...

К большому сожалению, мы значительно отстаем по эффективности мер с решением этой критической ситуации. Например, по сравнению со Словакией и Венгрией, то есть мы не говорим уже о Швейцарии или Финляндии, украинские мужчины в трудоспособном возрасте умирают в несколько раз чаще. И главными причинами являются курение, злоупотребление алкоголем и высокое кровяное давление.

– Какие способы решения этой проблемы?

– Для того, чтобы изменить ситуацию, у нас есть план действий, утвержденный Распоряжением Кабмина в 2018-м году. Там написано все, что надо делать. Необходимо только начать. Есть вещи, которые, как яблоки, которые легко сорвать. То есть те интервенции, которые дают наиболее быстрый результат. Мы можем послушать экспертов, кардиохирургов. Они скажут, что надо покупать больше ангиографов. Более ангиографов, чтобы помощь людям, у которых инфаркт, была быстрее. Да, это дает результат.

Но самый лучший, самый мощный результат дает политика, политические решения. Например, запрет трансжиров, о которых мы говорили. Запрет пальмового масла здесь не поможет, нет научных доказательств эффективности такого шага. Поэтому и нет прецедентов подобных решений в мире. Вероятно, они могут появиться в странах, где производят пальмовое масло. Ведь этот процесс связан с вырубкой пальм, поэтому может оказать негативное экологическое воздействие.

Второе, что надо делать – это ограничение соли. Украинцы в среднем потребляют 12,5 г соли в сутки. Об этом свидетельствуют результаты совместного исследования ВОЗ, МОЗ и Центра общественного здоровья, обнародованные в конце 2020 года. Это в 2,5 раза больше максимально рекомендованной чайной ложки (5 г) соли в сутки. Наши коллеги в США с использованием математического моделирования прогнозируют, что уменьшение потребления соли на 5 граммов исходного уровня сокращает на 22% заболеваемость инсультом. Без заоблачных расходов можно спасти десятки тысяч жизней и сэкономить миллиарды гривен в нашей не совсем здоровой экономике.

Начать следует с достижения соглашения с производителями продуктов, с которыми мы получаем основное количество соли: хлеба, переработанных мясных продуктов, консервов и сыра. Предметом такого соглашения должно быть постепенное уменьшение соли в продуктах в течение трех-пяти лет. Если во время промежуточного контроля такого уменьшения не будет установлено, тогда надо принимать законы, которые ограничат количество соли в соответствующих продуктах. Например, в хлебе не более 0,7 г на 100 г хлеба.

Сегодня, кстати, мы делали исследования и хлеб более дорогой категории содержит больше соли.

– Эти модные хлеба...

– Да. Вкус там во многом зависит от количества соли. Следующая очень важная история, которая касается здоровья, продолжительности жизни и безумной смертности в Украине – это детское питание, начиная с садика и школы. Реформа этого направления уже движется – в сентябре 2020 года принят новый санитарный регламент, в котором есть требования к пищевым продуктам, которые можно продавать в школьных буфетах и в торговых аппаратах, из которых можно готовить в школьных столовых. 24 марта этого года было принято постановление Кабмина об утверждении нового порядка и норм питания, и согласно им стандарты питания в учреждениях образования должны отвечать лучшей европейской практике.

– Правда ли, что большое сопротивление идет от школы?

– Нельзя сказать, что есть значительное неприятие реформы школьного питания. Все же все понимают, насколько неприемлема существующая система и есть необходимость ее комплексных изменений.

В то же время радикальное переосмысление подходов к питанию детей требует последовательности и достижения реальной замены нездоровой пищи и продуктов полезными. Если котлету назвать бургером, оставив в ее составе 5 граммов соли, то это можно назвать "косметическими" изменениями. В столовой должны предлагаться разнообразные блюда с высокой питательной ценностью, с жестким ограничением соли, сахара и жира. Школьный буфет должен быть продолжением этой системы, с него навсегда должны исчезнуть сладкие булочки, батончики и соленые снеки.

Конечно, меры по оздоровлению детского питания не ограничиваются учебными заведениями. Их надо распространять на рекламу и маркетинг нездоровых пищевых продуктов, направленных на детей. Например, Дед Мороз должен начать пить воду, а сетевые рестораны, которые хорошо зарабатывают на детских днях рождения, не смогут этого в дальнейшем делать, учитывая количество жира, соли и сахара в составе блюд детского меню.

– На что еще стоит обратить внимание для улучшения общего здоровья населения?

– Все эти вещи касаются только питания и здесь мы, государство, экспертная среда, общественные организации начали определенное движение. Все остальное – еще поле непаханое. Но есть другие направления, которые позволяют ощущать хоть какой-то оптимизм в плане увеличения продолжительности жизни, такие как табак. На самом деле табак – это образец для всех остальных направлений, потому что здесь действительно много было сделано и активистами, и предыдущими созывами парламента в плане того, что запрещена реклама табака, запрещено курение в закрытых помещениях, растут цены, акцизы. Это все очень хорошо, но общественные деятели говорят, что можно сделать еще больше. На примере табака, с ограничением которого сделаны наиболее эффективные шаги, мы видим большое значение исследований. Они проводятся постоянно с изучением тенденций распространенности курения в соответствии с введенными интервенциями. Таким образом мы узнаем об их эффективности.

С алкоголем пока почти ничего не делается.

– А как повлиял запрет на продажу алкоголя ночью?

– Ночная продажа повлияла на находчивость точек продажи. Теперь в супермаркетах есть кафе, через которое продается алкоголь. Мы понимаем, что это работает плохо. Кроме того, как только, например, КГГА принимает решение, оно на этой же неделе оспаривается и все это – непрерывный процесс.

Конечно, надо принять такое ограничение на государственном уровне и внести его в закон. Почему-то этого не делается. Это ответственность законотворческих людей, которых мы избрали на последних выборах.

– А на что именно влияет ночная продажа?

– Смотрите, смертность от алкоголя наибольшая среди молодых. Это алкоголь и все события, которые с ним связаны, на первом месте среди смертности молодых людей. И если им негде будет купить алкоголь, то конечно...

– У них нет запасов ...

– Они не будут его потреблять и это уменьшает существенно риск. Если говорить о различных ограничениях потребления алкоголя – их существуют десятки. Например, в некоторых странах запрещено давать оптовые скидки. У нас есть магазины, супермаркеты, где если ты покупаешь 24, то это дешевле. Можно это тоже ограничить. Если его стоимость 50 гривен, то ты хоть 124 покупаешь, все равно 50 гривен. И тогда людей не будет это побуждать купить больше и, соответственно, больше выпить. То есть цена должна быть фиксированная, максимально приемлемая, компромиссная, если можно так сказать.

Европейское бюро ВОЗ и на глобальном уровне говорит, что реклама алкоголя и табака, новых средств для курения табака, которые есть на сегодняшний день в информационных сетях, – это очень сложная история, но надо ее решать. А также интернет-продажи и т.д.

У нас очень много стратегии и в каждом министерстве есть даже директораты, которые занимаются стратегиями, но стратегии – это декларация.

– Какие в целом на сегодня есть намерения насчет деятельности в данном направлении?

– Что-то будет сделано. Вот физическая активность – стратегия национальная, тоже пару лет назад утверждена, это очень хорошо. Хотелось бы видеть больше реальных вещей, когда по городу не будет опасно ездить на велосипеде, например. И будет не только строиться жилье, но и какие-то возможности для физической культуры.

В общем, опять возвращаясь к началу, мы ежегодно теряем, как на тяжелой войне, людей от того, что у них сердечно-сосудистые заболевания, рак, диабет и заболевания дыхательной системы.

– А в нынешней ситуации с коронавирусом и сердечно-сосудистыми заболеваниями, увеличивается статистика?

– Да, и здесь тоже, если говорить о факторах риска неинфекционных заболеваний, мы все время об этом дискутируем много лет. Вот я говорил о распоряжении Кабмина, план действий. И в прошлом году стало понятно, что эти факторы риска так же влияют и на вероятность заболевания инфекционными болезнями.

Например, если у человека ожирение, то риск того, что в случае появления коронавирусной инфекции этот человек будет госпитализирован, возрастает в пять раз. Диабет – тоже на 100% риск. И казалось бы, что в Украине не так много людей с избыточным весом и ожирением, как, например, в Штатах, Мексике или в Великобритании. Но то исследование Steps, которое мы упоминали во время разговора о соли, где впервые в истории Украины было исследовано более четырех тысяч человек, при этом измеряли их рост и вес, подсчитывали индекс массы тела, который в норме до 25-ти, то средний индекс массы тела украинский – 26,8. И в результате, людей с ожирением и избыточным весом в Украине совокупно – 60% взрослых.

– В Украине?

– В Украине. В нашей Украине. Женщины, каждая третья, имеют ожирение – это 30%. А в среднем мужчины и женщины – каждый четвертый имеет ожирение. То есть это даже не средние европейские цифры, это выше, чем средние цифры. Поэтому эта проблема тоже требует не просто внимания, а очень быстрых интервенций.

И вообще, если говорить обо всех направлениях, то по моему субъективному мнению, руководство разных уровней должно принять такой экстренный план уже, что надо делать в этом году. По три действия на каждом направлении.

Например, в питании надо в 2021 году запретить трансжир законом, предусматривающим ответственность за его использование. Надо обязательно договориться с производителями пищевой продукции о содержании соли. И необходимо ограничить рекламу нездоровой пищи. Скажем, по школьному питанию уже приняты нормативные акты, надо начинать внедрение реформы. Согласен с тем, что вы говорите, будет не так просто, но надо начинать с требованиями, государство утвердило эти требования. В поддержку школьной реформы за пределами образовательных учреждений следует строго ограничить рекламу неполезной еды, направленной на детей.

– А какая информационная политика предусмотрена в этой сфере?

– Это отдельный раздел Национального плана мероприятий. Мы знаем, что это работает, к сожалению, довольно сложно.

Cегодня видим, насколько важны своевременные и правильные коммуникации для поддержки вакцинальной кампании против COVID -19...

Так и с другими крупными угрозами вроде сердечно-сосудистых заболеваний. Медики, общественные деятели, политики, спортсмены, учител и другие сознательные граждане должны работать над распространением взвешенной и понятной информации о важности здорового питания и других компонентов здорового образа жизни.

– И еще постоянно идет речь о том, что в супермаркетах нужно запретить у стеллажей, у касс продавать вредные продукты.

– Такие шаги, например, в Великобритании факультативно делаются в определенных сетях, Tesko сделала такое. Я не знаю прецедента, чтобы это было на законодательном уровне утверждено. Это правильно очень и сознательный бизнес это делает. Но не так сильно распространено.

– А среди детей есть статистика ожирения?

Достоверных данных на национальном уровне нет. Надо планировать и проводить исследование COSI, которое регулярно происходит в европейских странах. В нем выполняется объективное взвешивание и измерение роста, что дает необходимую информацию для оценки ситуации. Если посмотреть на ситуацию, как говорят, невооруженным глазом, то можно увидеть большое количество детей с ожирением, которые весят 70-80 кг в пятом классе школы.

– А нормальная какой вес в этом возрасте?

– 40-50 – где-то, в зависимости от роста. Если взрослых 60% с лишним весом и ожирением, то они такие с детства в большинстве. И это проблема, которая еще в дошкольном возрасте начинается. Плохо то, что очень многие родители этого не признают, им кажется, что так и должно быть.

– А как вы думаете, закон о трансжирах примут? Не будет сопротивления?

– Законопроект, который сейчас рассматривается, не имеет шансов. Запрет пальмового масла, даже в детском питания, не имеет никаких фундаментальных оснований. Уверен, что вмешаются ЕБА, Американская торговая палата, другие влиятельные организации, которые не дадут сделать этот нелогичный шаг.

Ты еще не читаешь наш Telegram? А зря! Подписывайся

Автор
Место
0
Комментарии
1
263
Смешно
10
Интересно
24
Печально
8
Трэш

Блоги медицины